пятница, 31 мая 2013 г.

Русское посольство в Венеции


Вилла Maravege (ныне отель Pensione Accademia) / 
Фото: tarmo888, Flickr.com. Ссылка: http://www.flickriver.com/photos/tarmo888/sets/72157630647669496/

В Дорсодуро недалеко от понте Академия на Гранд Канал выходит жёлтое палаццо с примыкающим к нему тенистым садом. Это вилла Маравези, где находится гостиница «Пенсион Академия». Некогда в этом палаццо располагалось посольство Российской империи в Венецианской Республике.
  
С конца XVII века дипломатические связи между Россией и Венецией значительно активизировались. Россия Петра I стремительно вышла на европейскую политическую авансцену и стремилась к установлению полноценных дипломатических отношений с ведущими державами Европы, в частности – с Венецией, с которой у двух стран был общий враг – Турция. Этому всячески противилась Австрия, отнюдь не желавшая усиления восточного соседа. В то время на территории Италии между австрийскими Габсбургами и испанскими Бурбонами шла война за т.н. «испанское наследство» и влияние Вены на Венецию было очень велико. Венеция всячески ломалась. Тогда Петр I, не любивший ждать, по собственной инициативе учредил российское консульство в Венеции. В архиве МИД России имеется документ, подтверждающий, что патент первого русского венецианского консула Дмитрия Боциса был подписан 2 марта 1711 года лично Петром I.

В 1748 году Россия снова предложила Светлейшей установить официальные отношения и подписать торговый договор. Однако Вена опять была резко против и венецианский Сенат предпочитал на все предложения российских дипломатов отвечать неопределённо

В 1767 году по приказу императрицы Екатерины II в Италию с секретной миссией отправились братья Орловы, которым удалось установить политические контакты с лидерами Венецианской республики и других итальянских государств. Но в целом миссия Орловых провалилась – на большее Венеция по-прежнему не шла.

Тогда 10 марта 1768 года Екатерина II в одностороннем порядке назначила своего представителя в Венеции, статского советника маркиза Пано Маруцци, потребовав у венецианского сената предоставления её послам всех дипломатических прав и привилегий, обещая предоставить всё это и венецианскому посланнику, ежели боязливая Венеция вдруг проявит суверенитет и решится на ответный шаг. Венецианский Сенат формально дал согласие на назначение Маруцци и в ноябре 1768 года Маруцци вручил Сенату свой патент (так тогда называлась верительная грамота), однако сфера его деятельности была максимально ограничена.

Вступив в свои полномочия, 26 ноября 1768 года Маруцци сообщает в Петербург, что Сенат по случаю его аккредитации оказал ему особые почести, «каковые только послам и посланникам протчих коронованных глав, а отнюдь не поверенным в делах акордуются». Вместе с тем Маруции с сожалением признал, что венецианское правительство в связи с начавшейся русско-турецкой войной «остерегается от всякаго поступка, могущаго привести его у Оттоманской Порты в подозрение». 

И только в мае 1782 года Светлейшая наконец решилась сказать России «Да!». Это произошло благодаря переговорам в Константинополе между представителем Венецианской республики Андреа Меммо и русским послом в Турции Яковом Ивановичем Булгаковым. Будучи друзьями, они сумели заложить основы соглашения, установившего нормальные отношения между Россией и Венецией.

Правда, венецианский посол появился в Санкт-Петербурге не скоро – желающих ехать в холодную северную страну не было. Поначалу было три кандидата, но все три ответили Сенату отказом. Последний – 78-летний Франческо ди Себастиане Фоскари, уведомил правительство, что «желает умереть в своей постели». Наконец, 14 декабря 1782 года выбор сената пал на известного дипломата Фериго Фоскари, который уже был послом в Вене, Риме и Константинополе. Через шесть месяцев, задержавшись в Венеции по случаю своей женитьбы, Фоскари через Вену, Дрезден и Берлин прибыл наконец 16 октября 1783 года на брега Невы...

В Петербурге Фериго был вынужден участвовать в роскошной придворной жизни русского императорского двора, что вследствии скудного жалованья было для венецианского посла непомерным бременем. Он постоянно просился домой, но Сенат его не отпускал, так что Фериго пробыл в русской столице до 27 июля 1790 года, когда приехал его преемник Занпьеро Гримани. Этот продержится четыре года... ))

Однако история Светлейшей уже близилась к своему концу. Всего четырёх русских послов знала Венеция, вот их имена: маркиз Павел Маруцци (1783), Семён Романович Воронцов (1783–1784), Алексей Иванович Криденер (1784–1785) и граф Александр Семёнович Мордвинов (1785-1798).

12 мая 1797 года последний дож Венеции Лодовико Манин и Большой Совет под давлением Наполеона I отреклись от власти. В город вошли французы.  Венецианская республика прекратила своё существование. По Мирному договору, заключённому в Кампо-Формио 17 октября 1797 года, территория Венецианской республики была поделена между Цезальпинской республикой (впоследствии Итальянское королевство), Австрией и Францией. Согласно договору 18 января 1798 года Венецию надолго оккупировали австрийцы. В связи с чем 24 апреля 1798 года было упразднено и российское посольство. Здание русской дипломатической миссии сохранилось, ныне его занимает пансион-гостиница «Академия»...


Томас Лоуренс. Граф Семен Романович Воронцов. 1805-1806. Эрмитаж, Санкт-Петербург.
Thomas Lawrence. Semyon Vorontsov. 1805-1806. Hermitage Museum, St. Petersburg.
 
Карл Людвиг Христинек, Александр Семёнович Мордвинов. 1771.
Русский
музей, Санкт-Петербург.
Carl Ludwig Johann Christineck
. Alexander Mordvinov. 1771.
Russian Museum, St. Petersburg
.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...