среда, 2 октября 2013 г.

Клара в Венеции

Пьетро Лонги. Показ носорога в Венеции. Деталь. 1751. / Pietro Longhi. Exhibition of a rhinoceros at Venice. Detail. 1751.





В древнем Риме носороги водились. Их упоминал в своей Historia ещё Плиний Старший, живший в первом веке нашей эры. Толстокожих гигантов везли из нильского Судана в римские амфитеатры, где они бились с гладиаторами. Но с падением Римской империи носороги в Европе исчезли. Их вообще посчитали вымершими и мало-помалу они превратились в миф. Однако в 1515 году случилась сенсация: султан Кимбея Музафар II прислан носорога в Лиссабон в подарок португальскому монарху Мануэлю. Слух о нём прошёл по всей Европе и достиг ушей Альбрехта Дюрера. Тот, основываясь на письменном описании животного, сделал пару рисунков ручкой и чернилами, с одного из них была изготовлена знаменитая гравюра "броненосца". В январе 2013 года эта гравюра, долгое время прозябавшая в частной коллекции, ушла с аукциона Christie's за 866 тыс. долл. 


Дюрер. Носорог. 1515. Рисунок чернилами. Британский музей, Лондон.
Dürer. Rhinocerus. 1515. Ink on paper. The British Museum, London.

Дюрер. Носорог. 1515. Гравюра. 24,8×31,7 см. Британский музей, Лондон.

Dürer. Rhinocerus. 1515. Engraving. 24,8×31,7 сm. The British Museum, London.
Когда лиcсабонцы вдоволь насмотрелись на Ганду - так звали кимбейский дар, Мануэль решил переподарить носорога папе римскому. По пути из португальской столицы судно ненадолго остановилось в Марселе, где на носорога прибыл поглазел и французский монарх Франциск I. После королевских смотрин корабль продолжил свой путь, но в районе нынешнего чудеснейшего городка Портовенере в Лигурии попал в жуткий шторм и затонул вместе с драгоценным грузом. Поговаривают, что виноват сам носорог – от страха животное взъярилось и пробило своим рогом борт корабля. Тушу носорога носило по волнам Средиземного моря, пока не прибило к берегу у нынешнего Вильфранша на французском Лазурном берегу. Там его выловили, ободрали, шкуру отправили обратно в Лиссабон, где умельцы изготовили из неё чучело – не пропадать же добру! )) Чучело переправили в Рим, где Рафаэль, ознакомившись с экспонатом, изобразил животное в одной из своих ватиканских фресок.

Двести лет дюреровский "броненосец" считался достоверным изображением носорога. И хотя в XVI веке носороги годами прекрасно жили-поживали в Мадриде и Лондоне, в остальной Европе о них снова благополучно и напрочь забыли. Вспомнили в 1741 году – Доувемоут ван дер Меер привез из Бенгалии в Лейден трёхлетнюю носорожиху Клару. Он купил её у голландского директора Ост-Индской компании Яна Альберта Сиштермана – в его руки Клара попала ещё месячным детёнышем и, пока носорожка была крохой, он кормил её из собственной тарелки. Когда же Клара подросла, Сиштерман продал её Ван дер Мееру. Предприимчивый голландец бросил своё капитанское ремесло и с размахом истинного импресарио организовал шумное турне Клары по всей континентальной Европе. 17 лет бедное животное возили по городам Германии, Австрии, Швейцарии, Франции, Италии – пока 14 апреля 1758 года Клара не скончалась в Лондоне в 20-летнем  возрасте


Носорог Клара в Маннхейме . Сувенирная гравюра. 1747. Государственный музей, Амстердам.

Rinoceronte Clara at Mannheim. Souvenir engraving. 1747. Rijksmuseum, Amsterdam.
Гранд-тур сопровождался красочными афишами и всевозможными сувенирами – от прозаических гравюр-открыток до медалей из серебра, бронзы и цинка. Но самым шиком рекламной компании была повсеместная продажа флаконов с настоящей носорожьей мочой – якобы целительным средством от всех-всех болезней! )) Посмотреть на носорога спешили не только простолюдины, но и коронованные особы, прочая знать и знаменитости – в Берлине прусский король Фридрих II, в Вене австрийский император Франц I и императрица Мария-Терезия, в Дрездене курфюст Саксонии Август III, в Касселе гессенский ланграф Фридрих II, в Версале французский король Людовик XV, в Париже Казанова – куда уж без Казановы. «После обеда все говорят о носороге, которого за двадцать четыре су с головы показывали тогда на ярмарке в Сен-Жермен, -  пишет Казанова в своих «Мемуарах». – Поедем посмотрим да поедем посмотрим. Мы садимся в карету, выходим на ярмарке и долго кружим по аллеям в поисках носорога...».


В январе 1751 года Клара триумфально прибыла в карнавальную Венецию. Визит сопровождался сущим ажиотажем – венецианцы обожали экзотику. Пребывание знаменитой носорожихи в городе увековечил Пьетро Лонги. Причём, в двух экземплярах. Клару он написал для самых громких нобилей Венецианской Республики – Джованни Гримани и Джираломо Мочениго. Экземпляр первого сейчас в венецианском музее Ка'Реццонико, а экземпляр второго – в лондонской Национальной галерее. Они немного отличаются, но непринципиально. В то время как венецианцы с любопытством глазеют на животное, Клара равнодушно жуёт сено в загоне, преспокойно откладывая в угол кучи своего пахучего дерьма – Лонги точен даже в этих деталях


Пьетро Лонги. Показ носорога в Венеции. 1751. Холст, масло. 62х50 см. Ка’Реццонико, Венеция.

Pietro Longhi. Exhibition of a rhinoceros at Venice. 1751. Oil on canvas. 62х50 сm. Сa’Rezzonico, Venice.
Однако, если присмотреться, то носорог, похоже, мало интересует зрителей. Хранитель размахивает  кнутом – видимо, пытается растормошить полусонное животное. Взгляды прочих устремлены куда угодно, но только не на селебрити. Элегантная дама в белой маске в центре картины – Катерина Гримани. Её глаза смотрят поверх Клары прямо на нас. Слева в бауте её муж Джованни Гримани. Их слуга – справа от сиятельной четы, с застывшей улыбкой смотрит куда-то в сторону. Юноша в красном плаще, курящий длинную трубку, больше косится на коленки знатной дамы.  В заднем ряду стоят две женщины и девочка – но и им, кажется, нет никакого дела до Клары. А уж самой Кларе вся эта пёстрая компания абсолютно точно до лампочки!

Все-таки как же удобны анонимные маски для написания заказных портретов. Только что в первом ряду сидели Гримани, а вот – на другом полотне, уже Мочениго. Попробуй распознай, кто есть кто. Отличий в сиятельных парах никаких, даже дамы одеты так, словно обе побывали на рождественской распродаже в "Коине". )) Лонги мог накопипастить и ещё добрую дюжину подобных «носорогов», будь заказов поболе…



Пьетро Лонги. Показ носорога в Венеции. 1751. Холст, масло. 60,4х47 см. Национальная галерея, Лондон.

Pietro Longhi. Exhibition of a rhinoceros at Venice. 1751. Oil on canvas. 60,4х47 сm. The National Gallery, London.
Безмятежность Клары на картинках Лонги вступает в явное противоречие с рекламой Гранд-тура – зрителей зазывали на дикого и своенравного зверя, который в состоянии победить самого слона, а тут флегматичная туша, вяло жующая сено. Однако иногда и обычно депрессивная Клара показывала-таки характер, набрасываясь на назойливые трибуны…


Неизвестный художник. Венецианская школа. Клара в Венеции. 1751.

Аnonymous . Venetian School. Clara in Venice. 1751.


На другом портрете Клары, написанном в тот же год неизвестным художником из круга Пьетро Лонги, можно видеть такую любопытную деталь, как "экипаж" Клары – именно в нём трёхтонную носорожиху восьмёрка лошадей таскала по Европе.


Носорог в Венеции. 1751. Холст, масло. 55х72 см. Коллекция Банка Интеза, Виченца.

Rhinoceros in Venice. 1751. Oil on canvas. 55х72 сm. Collezione Banca Intesa, Vicenza.


Но если в Париже 1749 года животное было ещё с рогом, как это можно видеть на картине Жана-Баттисты Удри – у него Клара в натуральную величину! , то в Венеции своего рога Клара уже лишилась – в здешних картинках рогом либо размахивает смотритель, либо окаменелый носовой нарост скромно красуется на полочке у повозки. Венецианцы, впрочем, в безрогости Клары не виноваты. В Риме Клара гастролировала в термах Диоклетиана и сама стёрла главное своё украшение о древние камни – кстати, к большому неудовольствию своего импресарио, поскольку тому даже пришлось несколько снизить цены на билеты за показ носорога без рога. Впрочем, хитроумный маркетолог Ван дер Меер периодически распускал слухи о скорой гибели животного, чем подхлестывал новые волны обывательского ажиотажа...


Жан-Батист Удри. Носорог. 1749. Холст, масло. 310х456 см. Государственный музей, Шверин.

Jean-Baptiste Oudry, Rhinoceros, 1749. Oil on canvas. 310х456 сm. Staatliches Museum Schwerin.


Алессандро Лонги. Больший носорог. 1751. Рисунок. 39,6х46,2 см.
Alessandro Longhi. Il Gran Rinoceronte. 1751. Drawings. 39,6х46,2 сm.
"Королевский путь" Клары по Европе интересен и поныне. Свидетельством тому внушительный томик Глинис Ридли "Гранд-тур Клары. Путешествие с носорогом по Европе XVIII века", а также симпатичная тонюсенькая - на 32 странички, детская книжка Мэри Холмc "Мои путешествия с Кларой"...





 


2 комментария:

  1. Хорошая идея для путешествия - по следам Клары :))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. это можно осилить, пожалуй, за те же 17 лет, что путешествовала сама Клара ))

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...